facebook ВКонтакте twitter
Электронный журнал фантастики. Основан в сентябре 2016 г.
Выпуск №3

Андрей Хуснутдинов. ДНИ СОЛНЦА (Часть 1)

Андрей Хуснутдинов. ДНИ СОЛНЦА (Часть 1)
(роман)
Карцевым
Валентине Семеновне
и Виктору Михайловичу

…и, увидевши Его, просили, чтобы Он отошел от пределов их.
Матфей

Глава I. Сад

Только что был дождь, и небо снова меркло. Цветущие акации белели, как обсыпанные снегом. Беседки-ротонды стояли в лужах. Выглянув в окно, Диана подумала, что перед ней развалины сказочного замка. Беседки, если прикрыть глаза, вполне сходили за верхушки башен, акации — за проросшие рыцарские перья. «Бог с ним», — сказала она про себя и закрыла окно. До прихода сторожа нужно было запереть черный и боковой входы, собрать ключи, проверить краны в умывальне и душевых — вообще посмотреть все, — и отметиться в графике дежурств. И, конечно, оставалась болезная Майя, которую по уговору с родителями, пропадавшими в научных экспедициях, Диана отводила к бабушке. Следовало торопиться, так как зонта она не захватила.

Майя ждала ее в вестибюле.

— Опять забыла — ку-ухня! — объявила она Диане, и, подражая ей, покачала головой.

Диана погрозила воспитаннице ключом:

— Зуда.

Про кухню она и в самом деле забыла. Электроплиты питались из отдельной сети, и уже бывало, когда суетливая повариха оставляла их под напряжением на ночь.

Пройдя застекленной галереей, соединявшей детские покои со столовой, Диана нашла нужную дверь запертой и подергала ручку. Ведь кухня не запиралась никогда. Диана и не подозревала, что она может запираться. Но это было полбеды. Из-за двери слышалось трескучее пощелкивание, какое могло издавать только раскаленная плита. Разило чем-то прогорклым, калёным, смрадным.

Она побежала к телефону, в комнату кастелянши наверху, но, сняв трубку, чертыхнулась, так как штепсель оказался вынут из розетки. Подсоединив его, она позвонила Антону. Руки ее дрожали. Антон сказал, чтобы она дождалась сигнала. Впопыхах она стала объяснять про плиту и чертыхнулась снова, потому что это был автоответчик. Тогда, кляня себя за что-то, она набрала пожарную охрану. Дежурный выслушал ее и зачем-то посоветовал залезть в кухню через окно. Закипая, Диана сказала, что окна в кухне отсутствуют «как класс» и «в противном случае, то есть с пепелища» она будет звонить «в инстанции». После этого дежурный согласился принять вызов, однако и тут довел ее чуть не до белого каления неторопливостью речи и вздорными уточнениями. Бросив трубку, она еще раз сходила к кухне. Пощелкивание как будто стало громче и смрад сгустился. Сквозь окна галереи, поверх заборчика, был виден кусок еще сочившейся после дождя улицы и редкие прохожие.

«Пятница… — рассеянно думала Диана. — Пятница, боже мой».

Она снова хотела надавить на ручку, но вместо этого вдруг постучала по наличнику замка, так, словно требовала открыть дверь. Стук отозвался из галереи колодезным эхом. Несколько секунд она чего-то ждала. Порыва ее необъяснимой решимости и хватило на эти несколько секунд, потому что затем она вообразила, что будет, если дверь и в самом деле откроется.

В вестибюле, отдуваясь, она подтянула Майе ослабший бант в косичке и взглянула на часы с маятником. Сторож опаздывал. Майя подергала ее за подол платья:

— Давай, приходи ко мне завтра? Приходи?
— Завтра суббота, — сказала Диана.

Майя заморгала.

— Ну и что?
— Завтра посмотрим, говорю. Не плачь.

Снаружи скрипнули автомобильные тормоза и вразнобой, утробно клацнули и грохнули дверцы. Диана взглянула в окно на легковушку, въехавшую прямо на газон между тротуаром и заборчиком. Передняя половина салона уже пустовала, из задней двери выбирался полный, зардевшийся от натуги человек, двое других стояли возле калитки, причем тот, что был моложе, перегнулся через дверцу и возился с щеколдой. Ничего особенного Диана об этом не подумала, мысли ее были заняты сторожем, и продолжала мять в пальцах бант Майи. Калитка между тем была форсирована. Трое человек шли по садовой аллейке, обсаженной первоцветом, и на влажном асфальте их шаги шелестели подобно бумаге.

— Так, а ну-ка, пойдем, — спохватилась Диана, открыла дверь и увлекла девочку за собой.

На крыльце она прижала к себе Майю, слегка заслонив ее, и строго посмотрела на незнакомцев. Это она умела — замораживать малолетних озорников взглядом, сработала привычка, и на миг она совсем забыла, что перед ней трое незнакомых мужчин. Первому было лет под сорок, он был в легком плаще и мятой фетровой шляпе, прихрамывал на правую ногу и читал на ходу пластиковую карточку; «Хирург», — подумала Диана. Следующего за ним толстяка в белой ветровке и чуть не лопавшихся брюках, который с таким трудом выбирался из машины, а теперь беспокойно улыбался и вытирал пальцем что-то с многоэтажного подбородка, она окрестила Коком. Замыкал компанию Хлыщ, взломавший допотопную детсадовскую калитку и теперь улыбавшийся с сознанием сделанного дела — безупречное, казавшееся надменным лицо, холеные руки, шелковый костюм, чистые полуботинки в дождевых крапинах.

— Дя-яди, — объявила Майя.

Хирург подступил к крыльцу, спрятал карточку и окинул колючим взглядом Диану и девочку.

— Вы звонили в пожарную охрану.
— Да, — растерялась Диана. — Да, но…
— Извините, — выдохнул подкатившийся Кок.
— Добрый вечер! — поздоровался с середины аллеи Хлыщ.
— Здравствуйте, — через головы Кока с Хирургом ответила ему Диана.

Хирург усмехнулся.

— Здлав-стуй-те! — прокричала Майя.

Потрепав ее по плечу, Диана заметила, что волосы девочки распущены, а в своей руке увидела бант.

— Добрый вечер, — сконфузился Кок.
— Мы представляем правительство, — сообщил Хлыщ.
— Знаете, сейчас придет сторож, — сказала Диана. — И мне нужно…
— Вам нужно передать ключи, — договорил Хирург.
— Да, — рассердилась она. — В том числе.
— Ну, вот видите, — вздохнул он.
— Что?
— Сторожа не будет, говорю. Как и пожарной охраны. А нам хотелось бы приступить… к своим…
— …обязанностям тушителей, — заключила Диана.

Хирург коснулся пальцем подбородка, и она увидала на его щеке небольшой шрам в форме буквы «Т».

— Если вы не уверены, — виновато пробормотал Кок, — то можете перезвонить. В ту же пожарку. Мы приехали по их сигналу. Они должны были сказать.
— Точно, — отозвался Хлыщ.
— Время, — напомнил Хирург.
— Спасибо за совет. — Диана развернула Майю за плечи и, войдя с ней в вестибюль, заперла дверь на ключ.

«Спасибо, да. Молодец…» — послышалась глухая благодарность Хирурга Коку.

Диана приложила указательный палец к губам Майи:

— Жди здесь, а если дяди захотят войти, позови меня.

Девочка заговорщически кивнула, Диана поцеловала ее в лоб и снова побежала к телефону.

У Антона до сих пор был включен автоответчик. Дождавшись сигнала, она сказала первое подвернувшееся на язык: «Обезьяна идет за своим черепом», — и набрала номер пожарной охраны. На вопрос, почему до сих пор не прислали машину в детский сад, дежурный ответить не смог, попросил минуточку, затем переключил ее на другую линию, и усталый голос, представившись начальником смены, сообщил, что никакого пожара в детском саду нету, ложный вызов, и «это вообще не забота пожарников».

— А чья же? — опешила Диана.
— Правительства, — был короткий ответ, после чего в трубке завертелись трескучие гудки.

Диана спустилась в галерею и минуту-другую тайком разглядывала за незнакомцев из-за стеклянной стены. Видела она их лишь по пояс, мешали заросли цветущего шиповника. Пожимая плечами и прикладывая пухлые руки к груди, Кок что-то с пылом втолковывал Хирургу, Хлыщ участия в разговоре не принимал и смотрел на крыльцо — ждал, наверное, когда из двери покажется Диана.

Майя навстречу ей пожала плечами:

— Ничего!

Диана отперла дверь.

— …все-хорошо-ладно, — говорил Хирург Коку, который, словно блюдце, держал перед ним свою раскрытую ладонь.
— Позвонили? — спросил Хлыщ.
— Позвонила, — сказала Диана. — И мне интересно, как вы будете теперь доказывать, что вы из правительства.
— Доказывать? — усмехнулся Хирург. — А мы, знаете ли, можем… Ах, да оставь же! — Он стряхнул с локтя пятерню Кока.

Тяжело и близко, над самыми их головами, забормотал гром.

— …Вы как хотите, но все обстоит так, как я говорю, — сказал Хирург. — Повторного звонка, по-моему, было более чем достаточно, чтобы уразуметь, кто мы и что мы… — Он хотел добавить что-то, но стушевался, снял шляпу и, пряча усмешку, обмахнул лицо. На темени у него была седая прядь.

Гром повторился раскатистей, вдруг стало стремительно и страшно темнеть, что-то вкрадчиво зашуршало по земле и деревьям, по асфальтовой дорожке, забарабанило по крылечному козырьку.

— Черт, — выдохнул Хирург.

Хлыщ молча развернулся побежал к машине. Вспыхнувшая молния застала его у калитки, он как будто перестал существовать в ее больничном зареве, но секунду спустя оказался возле автомобиля, и звук открывшейся дверцы был проглочен оглушительным, в несколько потрясающих аккордов, раскатом грома. Лужи зарябили и закипели.

Отступив, Диана впустила под навес Хирурга и Кока. Майя радостно захлопала в ладоши:

— Дождик! Дождик!

У Хирурга в губах болталась неприкуренная сигарета. Вхолостую щелкая зажигалкой, он наблюдал за Хлыщом. Кок шумно отряхивался. Странное дело — Диана не только не чувствовала страха, ей даже становилось досадно оттого, что все разрешалось так просто. Она была в меньшинстве и она была женщина. Трое сильных мужчин были в состоянии объяснить одной слабой женщине, что они из правительства. Нужно залезть правительству в детсадовскую кухню или куда там — ради бога.

— Несет, — сказал Кок.

Вскочив на крыльцо, Хлыщ протянул Хирургу большую кобуру и бережно сложил зонт. Хирург достал из кобуры громадный пистолет и показал его Диане.

— Опоздали, — сказала она.
— То есть? — взвел бровь Хирург.
— То есть я вам верю. Вернее, мне все равно. Но учтите — я позвоню куда надо. В правительство или куда там.

Хирург, как на чашках весов, покачал пистолетом и кобурой и опустил руки.

— Заодно можете записать и номер машины.
— Запомню, не волнуйтесь.
— И это все… это вовсе не потому, что мы хотим вас припугнуть. Напротив…
— Успокоить, ага. И всегда так у пожарников?
— Вам угрожали оружием, и вы… слабая женщина… А что?
— Это выглядит… — Диана недоуменно пожала плечами. — Даже не знаю — деликатно, что ли.
— Не знаю, как это выглядит… — Хирург затолкал пистолет в кобуру и отдал Хлыщу. — Но звонить никуда не советую. Ради собственного же спокойствия. Желаю всего хорошего.
— То есть я должна идти прямо сейчас, в дождь?
— А что?
— …Это, кстати, вам. — Хлыщ вложил в руки Диане свой зонт и пожал ей запястье.
— Мерси.
— Пожалуйста, — ответил за Хлыща Хирург.

Прикуривая сигарету, он обошел Диану, встал боком, пропуская Майю, и скрылся за дверью. Кока на крыльце уже не было.

— Кстати, вы слушаете радио? — спросил Хлыщ.
— Кстати, нет, — сообщила Диана. — А вы?

Он расстегнул воротник.

— Кто вы все такие? — спросила она.
— Как угодно… — Он не расслышал ее, глядя в вестибюль, потом с виноватой улыбкой переступил порог и, сколько было можно бесшумно, закрыл за собой дверь.

Диана зло, как будто нужно было ждать новых непрошеных гостей, глядела в сад. С козырьков под крылечный навес летела водяная пыль. Где-то вверху как будто рвало жесть.

— Извините! — На крыльце, грохнув дверью, возник Хлыщ, лицо его шло багровыми пятнами от тяжелого дыхания.

На мгновенье она оторопела, даже не поверила глазам: где и когда он успел так разбежаться?

— Вы… вы забыли ключи, — выдохнул Хлыщ.

Диана таращилась на него с нескрываемым, каким-то отстраненным восхищением, как смотрят на фокусника или картину.

— Что?
— …Отдать.
— Кому?

Он в деланном отчаянье закатил глаза. Встряхнув головой, со словами: «Ой, да бог с вами со всеми», — она по очереди, как монетки в торговый автомат, опустила все четыре ключа ему в нагрудный карман: «Все?» Опешив, Хлыщ было раскрыл рот, но слова его сошлись улыбкой, одной рукой он накрыл карман, другой поймал ее пальцы и поднес к горячим губам. И это было уже черт знает что такое.

— Хлыщ! — Диана забрала руку.
— О, нет! — засмеялся он, отступая к двери. — Ни в коем случае!
— Что?
— Не имеет значения… — Дверь закрылась, ключ дважды щелкнул в замке.

Лавина грома катилась куда-то за город, дождь расходился. Спрятав лицо в ладони, Майя чихнула. Диана раскрыла зонт и вскрикнула: на плечо ей упала кисть первоцвета, повисла, зацепившись на рукаве.

— Хлыщ, — повторила она с одобрением.


* * *

Бабушка Майи открыла им не сразу, с приговорами дергала не то запертую, не то заклинившую дверь, потом отказалась отпускать Диану, не напоив чаем, и втащила ее в прихожую вместе с внучкой.

— И, между прочим, вам звонили, — вспомнила она.
— Антон?
— Нет. Антона я знаю.
— А кто же?
— Я хотела задержать его, сказала, вы будете вот-вот, но он торопился, не мог говорить.
— Странно…
— Диана, не мучайте цветок, давайте, я устрою его, а вы пока позвоните своему вежливому. И что за день сегодня…
— Куда позвонить?
— В детский сад, конечно. Я не сказала? Телефон в гостиной.

Сбросив сандалии, Диана прошла в комнату, осмотрелась и не сразу подсела к старинному аппарату, который спутала с настольными часами. Она набрала номер детского сада, уверенная, что ей ответят тот же час, но, похоже, никто вообще не собирался снимать трубку. Бабушка поставила перед ней цветок в вазе и деликатно отступила. Отсчитав десять длинных гудков, Диана позвонила еще раз, и снова без толку.

— Пойдем пить чай! — грянула на ухо ей подкравшаяся со спины Майя.

Диана чуть не опрокинула вазу.

— Майка, с ума сошла!

Тут-то телефон и разразился длиннющей трелью. Раз…

На всякий случай Диана отодвинула вазу.

Еще звонок.

— Позови бабушку, — сказала она.
— Иду-иду! — Выйдя из кухни, бабушка подсекла третий звонок, строго сказала: — Да? — и улыбнулась. — У нас… Антон, — шепнула она Диане. — Волнуется.

Диана приложилась к мокрой трубке. Несколько секунд она слышала лишь громкое дыхание на том конце.

— Здравствуй, — наконец произнес Антон.
— Здравствуй. Ты где?
— Я тут… А… а ты?
— Слушай, ты правильно набрал номер?
— Извини, тут… такое дело.
— Я звонила тебе. Где ты был?
— Диана, пожалуйста, выслушай меня. Не кричи… — Он с трудом подбирал слова. — У меня здесь… Они говорят, из… они… в общем… они хотят с тобой поговорить. Ты слышишь?
— Слышу. Поговорить — о чем?

«Начинается», — подумала она невесть про что и чувствуя, как что-то зыбкое просыпается и сходит со своего места в груди.

— Не молчи, — сказал Антон. — Это очень серьезно.
— А что я должна говорить?
— Ты должна приехать ко мне. — В трубке что-то зашуршало и щелкнуло, и послышался глухой посторонний голос. — Немедленно, — всплыл после повторного щелчка Антон. — Они говорят, немедленно.
— Хорошо, — сказала она. — А кто — они?
— Что?
— Кто — они, говорю?
— Пожалуйста, скорей, это серьезно, — выдохнул он с облегчением, не расслышав ее. — Приезжай, они говорят, ты уже можешь быть инфици… — Короткий, с щелчком, удар оборвал его.

Диана опустила трубку на рычаг и, растирая в пальцах воду, опять смотрела на них.

— Что-то случилось? — спросила бабушка.
— Не знаю.

На кухне засвистел закипающий чайник.

— Майя, выключи!
— Не знаю, — повторила Диана и потерла ладонью о ладонь.
— Да. Забыла сказать… — Бабушка пожевала губами. — Тот, первый, молодой человек сказал… сказал, что ей, то есть тебе, не стоит доверять тем, кто в эти дни будет обращаться со странными просьбами. По-моему, так… Майя, боже мой, да выключи эту свистелку! — Всплеснув руками, бабушка пошла на кухню.

Диана нерешительно поднялась. Чувствуя сердцебиение и понимая, что не выдержит уже никаких расспросов, она потихоньку обулась и выскочила на улицу.

Первое время, чтобы унять дрожь в коленях, она бежала, и только после того как закололо в боку, перешла на шаг, попробовала собраться с мыслями. Начинало темнеть. Дождь почти перестал. По обочинам журчали ручейки. «Инфици… — вспомнила она вдруг, встала и только теперь набралась смелости договорить, довести это похожее на иглу слово до конца: — Инфицирована». Левую руку ее что-то оттягивало. Зонт. Повертев его и чуть не бросив, она подумала, что в жизни не видела вещи глупее. К Антону она решила не идти. Дорога домой вела через парк. Не дойдя до арки, венчавшей стриженые заросли, она остановилась, чтобы достать застрявший в сандалии камешек, и увидела во дворе черную машину с черными окнами и каких-то молодых людей, которые прогуливались возле детской площадки. Ненадолго она так и замерла, опустившись на колено. К себе, к своим вдруг обособившимся чувствам она прислушивалась точно издали: был поздний вечер, парило после грозы, и не было ничего удивительного в том, что каким-то парням вздумалось подышать воздухом. Вытащив камешек, она забросила его щелчком под арку, развернулась и пошла обратно. Что-то как будто вызревало в ней. С усмешкой она вспоминала Антона, представляла его лицо и крепких парней за спиной. Так, не думая, даже не глядя впереди себя, она возвращалась к дому Майи, и опять встала вовремя. Ее остановил собачий лай. Крепких парней на этот раз она не увидала, но королевский дог, которого выгуливали во дворе, с ненавистью, взрывным басом облаивал второй подъезд, как раз тот, в котором жила Майя.

Всюду в окнах горел свет, уличные фонари плавились в синеватой мгле. Присмотревшись, еще можно было разглядеть густое небо на западе, но темнота, оттесняемая электричеством кверху, забивала его сумеречную синеву. Диана пыталась не думать о том, куда ей теперь идти, гнала соблазнительную мысль о полицейском свинстве, об ужасе стыда, когда вдруг тебя начинают подозревать бог знает в чем. С наслаждением, как конфету, она перекатывала эту мысль в уме, пока не заплакала. От слез полегчало, но не надолго: вытерев глаза, она увидала чудовище. Обдавая зноем из раскрытой пасти, перед ней покачивался на длинных ногах пятнистый зверь с выпущенным, похожим на жеваный галстук языком и озорно смотрел ей в глаза.

— Денди! — позвали из двора.

Бросившись на зов, чудовище стрельнуло песчинками из-под лап и исчезло. Диана сглотнула слезы и прокашлялась.

Как затем очутилась у детского сада, она не помнила. Она опомнилась среди безлюдной, как сновидение, улицы. Держа зонт под мышкой, она осматривалась на ходу с чувством пьяной, предобморочной легкости. Она помнила эту улицу и в то же время не могла узнать ее. Она шла, не сбавляя шаг, но уже чувствовала, каким легким все делается внутри нее. Длилось это бог знает сколько, и она была опять не она, а кто-то шедший впереди нее. И не у нее, а у этого кого-то стали расти под ногами облачка крошащегося асфальта, у этого кого-то, а не у нее, хватило ума и сил броситься встречу выруливавшей черной машине, затем перемахнуть через калитку, приземлиться на цветочную клумбу и отползти в кусты. Себя она поймала на сложном движении, которое вырвало из руки зонтик — кувыркаясь, тот полетел обратно через калитку, — вжало ее в мокрую землю и заставило считать секунды: «Раз… два… три…»

— Ну? — спросила она неизвестно у кого.

Ответом ей был чудовищный грохот, поддернувший землю, словно скатерть. Краем глаза она видела, как в гаснущем воздухе взвешиваются и начинают опадать какие-то пылающие клочья. Ошалев от ужаса, она поползла вглубь сада. На пути ее вырастали дымящиеся куски жести, резины, обломки ветвей. Лужа, которую она не разглядела и в которую влетела впотьмах, разила тиной, имела нежнейшее глинистое она и, кажется, кипела. Выкарабкавшись наугад к приступке ротонды, Диана влезла в беседку и легла на дощатом полу. Жаркий, глухой, одуряющий свист наполнял пространство. Она зажала уши, но казалось, из ушей этот свист и расходится по всей земле. Проорав страшное ругательство, она не услышала себя. Воздух был обращен в бурную гущу, которой она могла дышать и которая не пускала звуки. Тогда, в каком-то детском исступлении, она принялась бить ладошкой по полу, бить, лишь бы только расслышать что-то, колотила по доскам до тех пор, пока не уловила отдаленный стук, будто стучали в дверь, и это было последнее, что она помнила перед тем, как доски сначала заходили, а затем поддались, точно положенные на воду.



Глава II. Дворец

Часть I


Уже вторую осень этот запах, прерывчатый дух тлеющей плоти, донимал его на прогулках в саду. Было сыро после дождя, еще протекавшего сквозь губку свода дубовых и каштановых крон, в траве под ногами щелкали желуди, дышалось легко, и ему казалось, что, если бы не эта гнилая струя, он был бы по-настоящему счастлив. Вонь шла прихотливо, как будто зарядами, бог знает откуда. Поначалу он грешил на пруд, где прошлой весной вымерла рыба, но пруд с тех пор чистили дважды, а гнильца — которой, вот тоже загадка, никто больше не чувствовал — не выветривалась; тогда, чтобы помалу разбиравший его интерес к неврологии и к фантомным запахам не вызвал кривотолков при дворе, он решил принять давнее предложение Государыни — возглавить Больнично-попечительский совет. Потирая кончик носа, он с усмешкой думал о том, что в свои двадцать три года заражен докторской мнительностью, сполна сознаёт это и не в силах ничего поделать с собой.

На излучине галечной аллеи, ведущей от летней резиденции к балюстрадке по-над прудом, появилась черная тень и, взрывая лапами гальку, тяжелыми прыжками устремилась ему навстречу. Александр приподнял руку и замер. Несколько секунд спустя в ладонь ткнулась большая горячая морда водолаза Ллойда, облизала ее и приветственно, жарко задышала.

— Молодец, Ллойд. Молодец. Сидеть… — Взяв за шкуру в загривке, он притянул к себе пса, тот взвизгнул и плюхнулся ему на ногу. — Говори, кому я понадобился, предатель. Да сойди с меня.

Ллойд ответил скулявым, во всю ширину рябой пасти, зевком, не подумал тронуться с места и, отдуваясь, вывалил парящий язык. Минуту спустя на аллею из-за сосен вынырнули фары электромобиля и раздался голос капитана августейшей охраны:

— Ваше высо… чво… твою…! — Андрей ахнул, машина вильнула, съехала с дорожки и встала набекрень в кювете. — Черт!

Ллойд сомкнул пасть, склонил набок голову и навострил уши.

Резвой трусцой, но вместе с тем озабоченно, как будто хотел разглядеть что-то вверху, Андрей вернулся на аллею, крикнул: «Да нет же!», — и, приблизившись к цесаревичу — что уж совсем некстати пытался сделать чинным, салонным шагом, — сунул в карман пижамы трубку телефона. Ибо он был в пижаме.

— Говори, — улыбнулся Александр.

Тяжело дыша, Андрей невидящим взглядом смотрел себе под ноги. Внезапным, каким-то электрическим ознобом возбуждение его сообщилось Александру. Еще несколько секунд прошли в молчании, за эти несколько секунд Ллойд, не терпевший машин, скрылся в сосняке и в кармане у Андрея принялся чирикать телефон.

— Что случилось? — спросил Александр.
— Н-ничего. Пока… — Андрей достал телефон, поднес его к уху, молча послушал и опять сунул в карман. — Знаешь… у ее величества прием, а этот скотина советник… В общем, какой-то идиот захватил автобус и требует пустить его сюда. Всех, кроме водителя и одного пассажира, он разогнал, но этих ни на шаг.
— Автобус? Здесь? — опешил Александр. — Постой, ничего не пойму.
— Здесь, да. У восточных ворот.
— Ну, а — советник?
— Я же говорю…
— А ее величество?
— Да в том-то и дело! Туда сейчас не пройти, все его люди при ней, а там уже толпа, телевидение.
— Где — там?
— Да у автобуса! У восточных ворот! — Андрей снова выхватил трубку. — А у меня всего пять человек сейчас, да и те охрана, мордовороты. Толку…

«Прогулочка», — подумал Александр, делая шаг вперед — Андрей едва успел отпрянуть, — и на ходу бросил:

— Заводи, гольфмейстер.


* * *

В пункте наблюдения, что в цокольном этаже западного дворцового крыла, он спросил себе чаю, а Андрей приказал раздеваться гвардейцу дежурной смены, оказавшемуся, на свою рыжую голову, одного с ним сложения.

В комнате, несмотря на работавшие кондиционеры, было душновато, попахивало казармой. Прихлебывая из неудобной чашки, Александр наблюдал из-за спины оператора за тем, что происходило у восточных ворот. Телевизионная картинка была нечеткая, рябила, к тому же камера находилась чересчур далеко от места происшествия. На мониторе можно было видеть лишь скопление машин вокруг рейсового автобуса, проблесковые маячки, фигурки людей и вертолет на обочине. Чай отдавал соломой. Александр поставил чашку на операторский столик и прихлопнул оператора по плечу. Тот выгнул спину и, казалось, перестал дышать.

— И долго это продолжается? — спросил Александр.
— Нельзя… — шепнул оператор, не оборачиваясь, — никак нельзя, ваше высочество. Простите.
— Нельзя — чего? — удивился Александр.

Вместо ответа солдат взял пустую чашку и вороватым движением сунул ее в полку.

— Виноват, ваше высочество.

Чувствуя, что начинает злиться, Александр пощупал лоб.

— Ты не ответил.
— Минут пятнадцать, ваше высочество… Убили кого-то там.
— Убили?
— Заложника, вроде.

Александр обернулся к Андрею.

— Слышал?
— Да! Да! — нетерпеливо отозвался Андрей, шурша штаниной и подпрыгивая на одной ноге.
— Есть связь с полицией? — спросил Александр оператора.
— Есть. Только они сказали, сами разберутся.
— То есть?
— Ну, всего два заложника осталось. Водитель, девушка и всё.
— И что?
— Не могу знать… — Оператор пошатнулся, как от толчка в спину. — Штурм, ваше высочество!

Восточные ворота озарились молнией, придавшей на миг всей картине какой-то потусторонний вид. Влажная земля, машины, человеческие фигурки — все это как будто окуталось снежной пеленой, застыло. Потом, в неспешно падавшей темноте, кучно и слабо сверкнули язычки выстрелов, задвигались автомобильные фары.

— Магниевые гранаты, — сказал Андрей. — Они решили ослепить его.

Александр помотал головой.

— Они решили не создавать нам проблемы. Но, если там пострадал еще кто-то, Андрей, то…
— Что?
— А то: можно было обойтись без стрельбы.
— Но это ж не… — вспыхнул Андрей.
— Можно было открыть эти ворота, начать переговоры, — продолжал Александр, давая волю своему раздражению, причиной которого были не столько магниевые гранаты, сколько казус с чашкой. — Можно было, в конце концов, тянуть время, не знаю, только не это.

В комнате на минуту стало тихо, слышалось только потрескиванье раций. «Господи, — подумал Александр, — пропустить во Дворец — кого? о чем я?..»

— Этих, мордоворотов своих, ты хоть можешь мне дать сейчас? — спросил он.
— Зачем? — опешил Андрей.
— Сам знаешь.


* * *

К восточным воротам направились пешком: впереди Андрей, справа и слева от Александра по два здоровых охранника, похожих друг на друга, как братья, один гвардеец в арьергарде.

Началось как-то все молча, молча и продолжалось, шли через сосновую рощу, под ногами чавкала хвойная подстилка, с ветвей срывались тяжелые капли, у кого-то на поясе перхала рация. Александра стало дергать в левое бедро, он захромал, но, не желая подать виду, только ускорил шаг. Рана напоминала о себе обычно вот так не вовремя, когда нужно было куда-нибудь бежать. Боль прорастала ледяным лезвием из кости, слабея, стекала к колену, и кожа немела в месте удара пули. Как всегда при этом, он вспоминал безоблачное воскресенье двенадцатилетней давности, церемонию открытия какой-то восстановленной церкви, серебряные ножницы на подушке, мать, державшую его за пуговицу на рукаве, толпу и страшный удар по ноге, после чего на платье Государыни расцвели похожие на сыпь красно-бурые точки, а его самого кто-то стал тянуть вниз, под обтянутый бархатом помост — ему казалось, что ушибленной ногой он продавил доски насквозь, уходит в них, как в воду.

У ворот возникла заминка. Из командного пункта наотрез отказались открывать объект без санкции кого-нибудь из членов Императорского Совета. В ответ Андрей клятвенно пообещал пустить под трибунал дежурного и дал ему на размышление минуту. Александр было понадеялся, что этим все и закончится, они вернутся обратно, Андрей побежит искать себе неприятностей на командный пункт, однако не прошло и десяти секунд, как загудели спрятанные в гранит сервомоторы, высокие створки железно гавкнули и поползли по сторонам.

Картина происшествия, хотя все еще далекая, отличалась от телевизионной настолько, что Александр подумал, будто они вышли не с той стороны Дворца. Плоские россыпи огней и бликов на влажном асфальте простирались вокруг, как берег над водой. Зазевавшийся полицейский попытался преградить путь, но тотчас был остановлен, буквально обездвижен видом формы императорских гвардейцев. Когда прошли кордон, Андрей на ходу склонился, подхватил что-то из-под ног и протянул Александру стреляную гильзу: «Девять миллиметров, корона…». Александр машинально сунул ее в карман.

Основная масса толпы собралась у автобуса. Здесь было много света, нервной и вместе с тем какой-то сонной возни, дорожное полотно оказалось уложено кольцами кабелей, присыпано зерном автомобильного стекла и обрывками бумаги.

Под раскрытыми передними дверьми автобуса на подстилке лежала без сознания девушка лет семнадцати, в разорванном на груди платье. Над ней колдовал молодой санитар; что-то шуршало и щелкало у него в раскрытом чемоданчике, он тихо ругался, а потом в дрожащих руках его расцвел шприц с длинной, в палец, иглой. К удивлению Александра, люди толпились не здесь, а у задних дверей. Он замешкался, не зная что делать, тем более что в это время с обочины стал взлетать вертолет. Машина, свистя лопастями, с громом прошла всего в нескольких метрах над землей. Жарко дохнуло выхлопом, пространство как будто заполнилось штормовой водой, и в эту минуту грохочущей, чудовищной тишины Александр увидел, как повисает жало шприца над грудью девушки. Он не успел ничего подумать — при таком грохоте было невозможно думать, — а лишь перехватил руку санитара. Парень и не сопротивлялся. Не оборачиваясь и, очевидно, решив, что это кто-то из медицинской бригады, он отдал Александру шприц и побрел прочь на заплетающихся ногах. Со шприца текло, Александр тотчас передал его одному из гвардейцев. Он был сейчас ближе всех к девушке, и что-то покорно-беспомощное, показавшееся ему в ее позе, заставило его опуститься на колено, коснуться полураскрытой кисти. Дыхание бездонной дыры под девушкой, пропахшей хвоей пустоты, в которой он сам очутился одной ногой двенадцать лет назад, одурманило его, он как будто отстранился от самого себя и, впрочем, потешаясь краешком мысли над превратной дикостью случая — цесаревич-реаниматор, — был едва способен поспевать за самим собой. За собой, то орущим на гвардейцев и врачей, то прикрывающим лоскутьями платья грудь девушки, то бьющим кулаком по борту автобуса («Едем! Едем!» — куда? зачем?) — в общем, совершающим массу невозможных действий. Кто умеет водить автобус? Не «водитель автобуса», а ты, Андрей, ты, болван, способен сдвинуть с места этот драндулет? Способен — в автобус! Девушку, врачей, гвардейцев — всех в автобус! Да звоните, чтоб встречали! Главное — успеть. Не дать дыре сделаться ямой, которую забросают еловыми ветками, сравняют с землей и придавят памятником.

Более или менее он стал приходить в себя, когда, решив срезать угол сада, утюжа крышей обвисшие ветки, по узкой прогулочной аллее они подъезжали к госпиталю. Отрезвил же его знакомый по прогулкам дух тления, казалось, что в автобусе запах сгустился.

По телефону медики не разобрались, в чем дело — у дверей приемного покоя ждали сразу три санитарные тележки и чуть не взвод белых халатов. Девушку гвардейцы пронесли мимо Александра в передние двери и отчего-то направились не к белым халатам, а в обход здания. Санитарам пришлось устроить погоню с гремящей тележкой, и тут случилось нечто удивительное: ладно бы они уложили и отвезли в приемный покой девушку, но затем обступили и гвардейцев. Один из солдат вдруг заикнулся, схватил с головы берет и сложился со стоном, его стошнило. Ничего не понимая, Александр посмотрел себе под ноги и увидел, что стоит в вязкой, как грязь, луже крови, что кровь не только у него на ботинках и брюках, но и на рукавах куртки. Взгляд его прошел вглубь салона, и там, между кресельных рядов, он увидел жирно лоснящийся, какой-то сникший контур тела с размозженной головой. Запах, исходивший от тела, и показался ему знакомым, на мгновение, в которое он был близок к обмороку, в запахе этом он различил ту самую вонь, что преследовала его в парке. Чувствуя дурноту, он тоже стал сходить по ступенькам, споткнулся и чуть не упал. Белые халаты было бросились к нему, но что-то в выражении его лица заставило их остановиться и только смотреть, как медленно и словно не сознавая того, что делает, он растирает кровь на брюках.

 

Часть II

В первом часу Андрей был поднят из постели второй раз за ночь, но нынче его разбудил не посыльный, а личный камердинер Государыни, с приказом немедленно быть у ее величества.

Пробежка под дождем освежила его, он ясно вспомнил автобус, прикинул, за что и каких размеров ему может быть устроена выволочка среди ночи, и не нашел ничего серьезного. Государыня ждала его в своем малом кабинете. На ней было выходное платье, она ходила от стены к стене, из чего Андрей, вставая в дверях и смаргивая дождевую воду, заключил сразу две вещи: прием в зимнем саду завершился только что, это раз, Государыня не желает присесть, ибо не хочет портить дорогого платья, подарка покойного принц-консорта, но и не хочет переодеться, это два; иными словами, мука его будет недолгой.

— Рассказывай, — на ходу бросила она, не глядя на него.

Лицо ее разрумянилось, но в гневе или от вина, Андрей не понял. Он понял одно: гроза шла мимо него.

Пригладив волосы, он стал рассказывать, что произошло у восточных ворот. Государыня слушала, не перебивая, реакция ее сводилась редкой усмешкой или наклоном головы, и лишь в двух местах, при описании возни со шприцом и погрузки в автобус, правая бровь ее опасно поползла вверх. Андрей уже было перевел дух, как Государыня, протянув прямую, словно для рукопожатия, руку, потребовала:

— Результаты экспертизы.
— Ваше величество?.. — растерялся Андрей.
— Результаты экспертизы этого… — Рука очертила дугу. — Ну, в автобусе, болван!
— Ваше величество, это не моя компетенция, — заторопился Андрей. — Это… к господину советнику… к тому же, я не в курсе… хотя, конечно…

Государыня опустила руку.

— Так вот что я скажу. Господин советник валяется сейчас в пьяном бреду и, можно сказать, в своей компетенции. Мне начхать, как там у вас обстоят дела с подхватом старшего по чину, но если хотя бы к утру… — Здесь она впервые взглянула на Андрея. — Если хотя бы к утру у меня не будет того, о чем я прошу, пеняй на себя. Свободен.


* * *

Автобус, а с ним и останки захватчика, уже с час как был свезен в столицу, в лаборатории Факультета Безопасности, торопиться было некуда. Андрей принял душ и оделся в гражданское. По пути в город его одолевала дремота, он клевал носом и морщился с закрытыми глазами, если на изгибах дороги его прижимало к двери или, наоборот, укладывало на свободное сиденье. Очнулся он в столице, на каком-то повороте, ударившись головой о стекло. Ему приснился короткий сон о том, что его наградили за что-то и стали прибивать награду ко лбу.

— Тормози, — сказал он водителю. — Где мы?
— Приехали. — Подрулив к обочине, водитель остановился. — Заснули, ваше сиятельство.

Пустая улица — целый квартал тут занимал Факультет и на третьем этаже главного корпуса была его служебная квартира — напоминала декорацию, разрисованную фанерную стену. На полпути до главного офиса он вспомнил, что забыл дома оружие, кобура осталась лежать на подзеркальном столике, подумал взять пистолет в машине, но махнул рукой. И тотчас услышал всхрип аккордеона.

Играли где-то совсем рядом и так тихо, словно музыкант, задремав, забыл снять пальцы с клавиатуры. Андрей осмотрелся. Улица была безлюдна. Он стал нащупывать подмышкой кобуру, как заметил носок ботинка, выглядывавший из стенной ниши метрах в трех впереди. Подойдя к нише, он увидел сонного пьяного клоуна. Небольшого роста, в рыжем взбитом парике, с накладным носом и размалеванной рожей, тот стоял упершись спиной в вогнутую стену и хмурился, как будто рассматривая что-то на мостовой. Большой аккордеон висел у него на животе. Андрей прокашлянул. Паяц поднял осовелые глаза и взял гнусный аккорд на басовой клавиатуре. Андрей сдернул с него тяжелый инструмент на панель, на всякий случай обыскал мерзавца, но ничего, кроме просроченного проездного билета, не нашел.

— Отдай рояль, — потребовал клоун и сел на корточки. — А то заплáчу. — Он набрал полную грудь воздуха: — Ва-а-а!
— Черт, — выдохнул Андрей. — Заткнись.
— От-дай, — повторил клоун тише, клонясь на бок и засыпая. Парик съехал ему на глаза и закрыл их.

Плюнув, Андрей пошел дальше.


* * *

Не успел он вложить ключ в замок, как дверь квартиры открылась, — Марта, пожилая сухонькая горничная, пропустила его в прихожую.

— Не спишь? — сказал Андрей.

Горничная, зевнув, встряхнула головой.

— Так разбудили…
— Иди спать. Сделай, пожалуйста, кофе и иди спать. Спасибо.
— А ко-э… — Горничная снова прикрыла рот кулачком. — Простите. Кофе готов.
— Спасибо, — повторил Андрей.

Он прошел в кабинет, плюхнулся за стол и тупо смотрел перед собой. Случай с клоуном разозлил его не столько сам по себе, сколько тем, что напомнил, как на один-то из его детских дней рождения отец выписал — причем, именно сюда, на Факультет — такого же размалеванного паяца. Апартаменты эти он знал сызмала, отец часто брал его сюда, и тут мало что изменилось с той поры. Со стола и стен, правда, исчезли семейные фотографии, пропали игрушки, разбросанные по всем углам, сгинул знаменитый на весь Факультет сундук с пистолетиками, кобурками и прочим потешным арсеналом. С гибелью отца для него как будто погибло и это место, он стал забывать его, но после внезапного своего назначения два года назад вернулся сюда хозяином. Увидав его, Марта схватилась за сердце, ей показалось, покойник восстал из гроба: «Похожи, как близнецы, ваше сиятельство!»

По внутренней связи он запросил у оперативного дежурного все данные об инциденте «7» — происшествие у восточных ворот уже успели пронумеровать — и ждал, пока офицер выяснял у себя что-то по интеркому.

— Виноват, — ответил наконец дежурный, — но я не имею допуска к информации этого уровня.
— А что за уровень?
— Три Эс, господин капитан.
— А кто имеет?
— Я переключу вас на лабораторию следственной кафедры.
— Сделай одолжение.

Из лаборатории с ним связался старший лаборант, который не имел не только необходимого допуска, но вообще малейшего понятия об инциденте №7. В ответ на горючую реплику Андрея он лишь сказал, что все материалы «исследований» сданы в архив «3с».

— Какой архив! — выдохнул Андрей. — Какой еще архив?
— Архив «3с», — ответил лаборант. — Файлы третьей категории защиты. У вас нет допуска к ним.
— Вы в этом уверены?
— Да, господин-капитан.
— Ну, ладно… — Андрей дал отбой лаборатории и набрал личный номер декана.

На другом конце провода долго не отвечали, декан, по всей видимости, давно и крепко спал, тем не менее Андрей твердо решил ждать ответа, осушил в ожидании чашку горячего кофе, и, таки улучив свое — щелчок снятой трубки, — но не дожидаясь вопросительного «да» или «алло», распаляясь от слова к слову, стал заталкивать в эту сонную тишину всё — и приказ ее величества, и файлы «3с», и даже пьяного шута посреди режимной улицы.

Декан ответил не сразу. Он попросил секундочку и, наверное, переложив трубку в другую руку, тихо, как будто боялся кого-то разбудить, поинтересовался:

— А вы представляете процедуру получения этого допуска, инициации?
— Не представляю! — обрадовался чему-то Андрей. — А что?
— Хорошо. До или после?
— До или после — что?
— Вы желаете получить допуск до или после инициации?
— До, господин декан. И не только до, но и немедленно.
— Хорошо. Я дам все необходимые распоряжения немедленно. Приятно было поговорить, господин крон-капитан.

Андрей бросил трубку, прошелся по кабинету, без дела завернул в ванную, задернул и отдернул занавеску душевой кабины, затем, лишь бы не видеть своего отражения в зеркальной стене, сунул голову под кран, включил холодную воду, скрипел зубами, пока вода не побежала под воротник, обмотал голову полотенцем и вернулся в кабинет.

В углу закатили мелодичный бой старинные куранты.

«Черт, черт…» — выговаривал вслед за ними Андрей, надеясь остановиться после двух ударов, и отвалился на спинку кресла после третьего. Несколько минут он сидел, слушая цоканье маятника, пока снова не задремал. Ему казалось, что назойливые мушки летают перед ним, и если их сосчитать, дело с автобусом будет раскрыто. Через несколько минут его разбудила Марта.

— …Вы открывали дверь? — говорила горничная шепотом. — Входную — открывали?
— Что? — не расслышал он.

Марта указала пальцем на запертую ванную:

— Как он сюда попал?
— Кто?
— Не знаю. Я думала, вы открыли.

Андрей пересел в кресле. Спросонья он не придал значения шуму воды и шаркающим звукам, доносившимся из-за двери, но вдруг шум воды оборвался, всхлипнула сливная горловина и послышалось посвистыванье, сдобренное шорохом полотенца.

Зазвонил настольный телефон. Андрей снял трубку и, поджав ее плечом, дотянулся до пистолета в ящике.

— Слушаю…
— Это декан, господин крон-капитан, — промурлыкала трубка. — Имею честь сообщить, что вы получили допуск.
— Раскошелились, значит.
— Не в этом дело, господин крон-капитан. Вы сами получили его.
— То есть как это?

Трубка сообщила тоном шпионского откровения:

— Просроченный проездной, господин крон-капитан. Просроченный проездной… Высочайшим соизволением. Не смею больше…
— Послушайте, вы в своем уме?
— …Не смею больше занимать вас, господин крон-капитан. До свидания. — Раздался сигнал отбоя.

Андрей бросил трубку.

— Пожалуйста, иди к себе, — сказал он горничной и поскреб пистолетом в ящике.

Марта молча удалилась на свою половину. В двери тихо клацнула защелка. Андрей выпустил пистолет. На столе перед ним лежала папка черной кожи. Он раскрыл и закрыл ее. Отчет об инциденте «7» был листов на полтораста, но не объем пачки, конечно, смутил его. Дело было в том, как отчет преподносился, во всей этой полуобморочной возне. Он встал и прошелся по комнате. Чего-то подобного он ждал все два года, пока находился при цесаревиче. Безмятежная, в сущности, эта жизнь была ему если не по душе, то и не в тягость, и он, хотя и подозревая о скрытых ее течениях, не помышлял ни о чем подобном. То, что он знал и видел до сих пор, описывалось общеизвестными законами. Даже тот день, когда отец его заслонил собой раненого престолонаследника, не выбил камушка хотя бы из-под одного закона. И вот всё в одночасье начинало крениться, съезжать куда-то вбок чуть ли не из-за случайной бумажки, с улицы. «Бред», — думал он, возвращаясь к креслу и глядя на немолодого улыбчивого человечка, как ни в чем не бывало стоявшего у стола. Густой дух яблочного мыла шел от рыхлого, румяного и хмельного лица незваного гостя.

— Ты ходишь сквозь стены? — сказал Андрей.

Человечек довольно кивнул, повертел лысоватой головой, подтащил себе стул и плюхнулся на него.

— Не всегда… Это… не мой профиль.
— Ну, конечно, — передохнул Андрей. — Ломать дурака на панели — вот твой профиль.
— Ломать дурака, ваше высочество, это искусство.
— Я тебе не «ваше высочество», дурак.
— Ну, это как знать… — Человечек хитро прищурился. — А может, я только по вторникам и средам дурак?

Андрей опустился в кресло.

— Три эс — что это?
— Из-за Фантома.
— Чего?
— Вы не помните?
— Не знаю никакого Фантома.
— Этот тот, кто покушался на его высочество.
— Но… — Андрей почувствовал, как его пальцы погружаются в обшивку подлокотника. — Он же застрелен, еще тогда. И почему Фантом, если…
— Двенадцать лет назад, как и сегодня, был использован смертник, марионетка. А фантомами называют макеты тела, их, если знаете, привлекают в музеях, на лекциях — ну, для обозрения… Короче говоря, сначала пошутили, а потом прижилось.
— А отчего ты думаешь, что сегодня — то есть вчера — был тоже смертник?

Человечек обмахнул лоб.

— Оттого что в пистолете у него не было ни одного боевого патрона.
— Но в автобусе убитые, — возразил Андрей. — И девушка — она, по-моему, так и не выжила.
— Про девушку не знаю. А заложники, причем оба, убиты из огнестрельного оружия.
— Холостыми патронами?
— Винтовочными пулями.
— Как так?
— В городе еще. Снайпером. Причем, видать, не одним.

Андрей придвинул к себе папку, отчего листы косо съехали вбок. Человечек глубоко, до слез, зевнул и встряхнул головой:

— Но это еще не все.
— Что еще?
— Эти двое убитых.
— В смысле?
— У обоих руки в крови по локоть.
— И что?
— Странное, я бы сказал, какое-то попутное, возмездие.
— Ладно. А смертник — его личность установлена?
— Как и двенадцать лет назад.
— Как и двенадцать лет назад — что?
— Одиночка. Накануне сделал взнос наличными, на счет какого-то приюта. Миллион сто пятьдесят тысяч с копейками. Тютелька в тютельку, как и двенадцать лет назад — вот я о чем.
— И на этом основании ты делаешь вывод…
— На этом основании я ничего не делаю. Сумма, о которой речь, никогда не обнародовалась точно. Двенадцать лет назад для газет ее округлили до миллиона.

Андрей подравнял листы.

— Значит, либо это фантом, либо… — Осекшись, он чихнул. — Кто-то изнутри.
— Капитан, вы сидите на мокром полотенце, — сказал человечек.
— Ох ты… — Андрей вытянул из-под себя нагретое полотенце и бросил его на ковер. — Как тебя зовут, кстати?

Человечек, прежде чем ответить, поглядел на него исподлобья.

— Йо-рик.
— Как? — Андрею показалось, что он ослышался. Он даже перестал искать носовой платок. — Как, прости?
— Но мне больше нравится Йо. Просто Йо…
— Почему Йо? Впрочем, как хочешь… И, кстати, это была твоя идея… ну, весь этот маскарад с аккордеоном?
— И да, и нет.
— Как так?
— Ну, это обычай. Инициация. Хлопушка в лицо. И еще скажите спасибо, не эти кретины из канцелярии, а ваш покорный слуга… Ну, короче говоря, чистое язычество: ночью, на главной улице Факультета, вы встречаете то, что разве могли встретить в кошмарном сне. И в то же время это тест.
— Тест?
— Ну да.
— На сообразительность?
— На реакцию. Если бы это был тест на сообразительность, то вы его провалили.
— А ты понимаешь, что я мог застрелить тебя?
— Понимаю. Оттого и… принял. И, капитан, прошу, давайте закончим об этом.
— Ладно.
— А вы вот лучше спросите, кого обрабатывали по этой, внутренней версии.
— И кого отрабатывали?

Йо смахнул со стола невидимые пылинки.

— Вас.

Андрей непонимающе улыбнулся.

— Ме-ня?
— Ну, а что ж… Ведь, судите сами, кто бы ни стоял за всем этим, а одного он добился. Во Дворец он пролез.
— С ума вы здесь, что ли, все посходили?
— Записывать сюда его высочество, согласитесь, было бы верным сумасшествием. Но, смею уверить, что и этот тест вы… — Йо не договорил, прерванный ударом курантов.

Андрей увидел, что держит в кулаке носовой платок.

— Ладно. Хватит на сегодня.
— Хватит… Вас бы в мой колумбарий.
— Куда?
— Ну, в архив… — Йо встал, потягиваясь.

Росту в нем было не больше метра шестидесяти, и только сейчас Андрей разглядел, что он горбат — замысловатая куртка с подкладными плечиками и капюшоном топорщилась на спине, будто под нее сунули теннисный мяч.


* * *

Дорогой во Дворец он пробовал сосредоточиться на истории с автобусом — впереди, несмотря на ночь, был доклад Государыне, — но мысли его шли вразброд. Он полез в бар за коньяком, вспомнил про доклад и пристукнул себя по колену. На подъезде к восточным воротам, как будто не понимая, где оказался, он привстал и прильнул к стеклу. Дорога была пуста. Полицейские маячки, медицинские тележки, белые халаты, кровь — все это сошло, словно волна, кошмар. Выдохнув, отвалился на спинку, посидел немного, потом снова полез в бар, налил коньяку и, подразнив бокалом кого-то за потолком, выпил.


Продолжение >





_________________________________________

Об авторе: АНДРЕЙ ХУСНУТДИНОВ

Родился в Фергане. Закончил филфак КазГУ. Живет в Алма-Ате. Публиковался в журналах "Уральский следопыт", "Полдень, XXI век", "День и Ночь", "Знамя", "Октябрь". Автор романов «Данайцы» , «Столовая Гора», «Гугенот», повести «Господствующая высота». Роман «Дни Солнца» вошёл в номинационный список премии «Новые Горизонты».




Поделиться публикацией:
748
Опубликовано 06 дек 2016

© 2016-2017 Континуум Правовая информация /
ВХОД НА САЙТ