facebook ВКонтакте twitter
Электронный журнал фантастики. Основан в сентябре 2016 г.
Выпуск №3

Александр Тюрин. ШИЗОГОНИЯ (Часть 3)

Александр Тюрин. ШИЗОГОНИЯ (Часть 3)
(окончание повести)

Часть I | Часть II >

7. Окрестности Юпитера. Конец командировки

По дороге пришлось раз пять стрелять по как бы людям. Честно говоря, я пару раз не вполне был уверен, что передо мной действительно трансформант. Всё решалось за мгновение; их кожные покровы распахивались, открывая багровое зево, оттуда как рвота вылетал поток слизи, прошитой жесткими нитями. И тут же прыжок, они цеплялись чем-то невидимым, но клейким за подволоку – отчего получалось высоко и далеко. Успел попрыгунчика зацепить очередью, лепестковая пуля всё же их тормозит – жив, а не успел, он тебя оприходовал…
Вот наконец заветная дверь лаборатории № 7, довольно невзрачная на вид, за ней вполне могла располагаться кладовка с туалетной бумагой и моющими средствами.

– Постойте, господин Келин.

С противоположного конца коридора к нам направлялся немного шаркающей походкой Гриппенрайтер, мой начальник.

– Я вас искал, но со связью творится что-то ужасное. Теперь я могу с вами согласится, количество дефектов не укладывается в допустимые вероятности…

В этот момент я поднял свою винтовку и его мозги почти целиком оказались на переборке.

Не знаю как, но я ощутил, что внутри Гриппенрайтера, милого лысого толстячка, есть еще что-то или кто-то, от него как-будто исходит второй взгляд...

По счастью, не ошибся; у лежащего тела разошлась грудина и из грудной клетки пошла выдавливаться слизь, пронизанная нитями и разорванными кровеносными сосудами.

– Даже для меня это было неожиданностью, я тебя такой сноровке не учила, – похвалила Шайна. Глядя на мертвого Гриппенрайтера, она даже не поморщилась, настоящий биолог.

В лаборатории Шайна стала доставать пробы из сумки и колдовать со своими секвенаторами.

Вот самый главный из них, похож на посудомоечную машину «желтой» сборки.

– ДНК-чипы позволяют почти мгновенно распознать структуру образца, – похвастала Шайна. – Дорогая, кстати, штучка.

И включила центрифугу. Что ж, у каждого своя радость.

В этот момент я почувствовал... Без всякого нейроинтерфейса. То есть, я еще не успел подключиться, но уже почувствовал. И даже не то, что подвергалось анализу в «посудомоечной» машине. А то, что вокруг.

Поликарбоновую стену с ее плотно упакованными цепочками атомов углерода, решетку на полу с потоками электронов, омывающими кристаллические узлы, колечки ароматических соединений, источаемых мятой, что растет в облачке из аэрозоля под потолком. Я чувствовал себя в кристаллах и аморфных структурах – ощущал притяжения и отталкивания атомов, паутинки электромагнитных взаимодействий, вибрации химических и вандервальсовых связей. Я слышал музыку сфер – атомов, соединяющихся в молекулы, и молекул, сцепляющихся в вещества, и веществ, рождающих сознание.

Я протекал по углеродным нитям и медным проводам, меня подгонял электронный ветер, который сдувал вместе со мной гудящие от возбуждения ионы.

Я различал «на ощупь и цвет» соединения кремния и азота, крупинки дисперсного золота и редкоземельные наночастицы, даже строгую красоту фуллеренов и пульсирующую электронную гущу квантовых ям.

Я присутствовал и там, где вещи теряли реальность, а пространство создавалось ручейками организующего времени, которые просачивались сквозь мембрану вакуума – ту, что защищала наш плоский мир от Бездны, наполненной бушующей хрональной энергией.

– Эй, проснись, плазмоцид готов, – резкий голос Шайны вернул меня обратно. – Точнее, его бета-версия, пока не все лиганды удалось встроить.
– Этот, как его, плазмодий, размножается не только здесь? Где у него еще площадки для игр?
– Не только, – несколько озадаченно протянула Шайна Гольд. – Ты же вроде не специалист по ксенобиологии, или вас, русских, этому тоже учат в ПТУ?
– Меня отчислили из ПТУ, поэтому я просто почувствовал.

Она села на высокий стул, вроде того, что в барах, впрочем таким он был лишь для удобства исследователей. А я почему-то представил её в более раскованной обстановке, смеющейся, встряхивающей волнушками волос, общающейся с кем-то из своей компании, не со мной.

– Правильно почувствовал, первый этап шизогонии[1] у плазмодия проходит в водной среде, очевидно на одном из спутников Юпитера, обладающем подледным океаном. С вероятностью 99% – это Европа. И мы туда попадем.
– С помощью прыжка с шестом?
– Почти что. Аварийно-спасательной капсулы.
– У нее слабый движок, который работает около одной минуты. Ее задача – отправить человека на достаточное расстояние от гибнущего объекта, чтобы спокойно дожидаться подхода спасателей.

Она стала махать головой еще до того, как я закончил фразу. Вообще-то у нее такое нередко бывает. Быстро думает, правда это еще не означает, что глубоко.

– Не беда, надо точно прицелиться и вовремя отстрелиться. Не все знают, что помимо батареи капсул в районе катерного терминала, есть еще одна – между ВИП-блоком и лабораторией № 6. Сто метров и мы там.

Голос её был бодр. Гольд, наверное, из той породы весельчаков-оптимистов, которые говорят, что всё под контролем, пока в них не попадает атомная боеголовка.

– Это нам ничего, Шайна, как джоггингом позаниматься .
– Сто метров, если по обшивке снаружи. Правда, у нас здесь нет никаких скафандров. Так что придется внутри. Тогда где-то сто пятьдесят. Разница невелика.
– Скажи еще, что невелика разница между задницей и шоколадкой. А вообще всегда начинай с плохих новостей, а потом переходи к хорошим – окружающим людям психологически легче будет.

Шайна вывела в виртуальное окно схему ближайшего отсека в изометрической проекции, покрутила ею.

– Вот технический коридор К-3, за ним проходит магнитопровод…
– Магнитопровод? Это что за намёк?
– Никакой не намёк. Он практически такой же, как на аттракционах в Диснейленде; вполне подходит для тех парней, которые любят быструю езду, – тут я понял, что мне придется лезть в него первым.
– Похоже, ты настроена на то, чтобы побольше мучиться. Но я… не против.

На самом деле, я был против. Против всей этой ситуации, к созданию которой, скорее всего, приложила руку моя новая подружка. И еще вопрос, надолго ли она мне подружка?

Из технического коридора мы попали в тоннель, пронизанный кабелями, где было еще полно компрессоров, теплообменников, труб и шумовых эффектов. Если следовать ариадниной нити «дополненной реальности», сейчас мы подойдем к станции магнитопроводной магистрали, обозначенной как «Т-3» и занимающейся быстрой транспортировкой штучных грузов.

У грузовой станции магистрали дежурил человек в форме; на вид техник, лениво наблюдающий за показаниями контрольных приборов. Такое занятие показалось мне странным. Вообще-то техники долго не стоят на одном месте – их мало, оборудования выше крыши; пришел, сделал диагностику, принял решение, если надо, дал задание робоассистенту на замену той или иной детали или агрегата… Этот техник не успел обернуться ко мне, как я уже услышал треск лопающейся ткани и хруст расходящейся грудной кости.

Носитель заразы заслуженно получил очередь, а то, что от него осталось, отправилось в пустой ящик.

Шайна одобряюще подняла большой палец вверх, потом направила указательный на приемный порт магнитопровода. А тот, между прочим, несмотря на весь кавардак, все ёще работал.

Вот, Адам, тебе Ева, выбирай себе жену. Какие у меня другие варианты?..

– У тебя тоже будет маркировка с указанием маршрута, – сомнительно успокоила Шайна и приклеила мне на спину стикер, содранный с какого-то ящика.

Я попробовал выйти на Зельду через ближайшую точку доступа, чтобы попросить о помощи, но она затерялась где-то на просторах кибероболочки.

Послушно улегся на приемную платформу, нажал на синюю кнопку и через входной порт провалился в магнитопровод, который по совместительству являлся трубчатым линейным электродвигателем. Честно говоря, не был уверен, что Гольд последует за мной. Во-первых, здесь было тесно и ствол винтовки упирался в мою ногу.Во-вторых, меня сразу подхватил держатель груза, похожий на большую гильзу, и кинул вперед, как пульку из духового ружья. Однажды на военно-морской службе меня примерно так швырануло, когда нас умная мина-осьминожка нашла, я потом три недели в госпитале лежал – половина костей в каркасах для сращивания.

Магнитопровод относится к простой трубе, водопроводной или канализационной, как внук-бизнесмен к деду-наперсточнику – развитие при сохранении сходства в главном. Примерно каждые тридцать метров на этой усовершенствованной трубе имеются входные-выходные порты. Когда фотоэлемент на той или этой станции опознает нужную маркировку, порт выдергивает груз захватом.

Пока я мчался вслед за вереницей тюков и ящиков, сидящих в своих гильзах. То и дело передо мной слегка тормозила, а затем усвистывала наружу очередная увесистая штуковина. Она успевала вылететь, когда я уже должен был втюхаться в нее и расколоть черепок вдребезги. Шумовые эффекты тоже были впечатляющие.

Так, если я проеду нужную остановку, то буду вертеться по кольцу магнитопровода до скончания века.

И вдруг пропали шум и грохот, грузы стали тормозить, а магнитопровод, получается, отключился. Это, что, Зельда поймала мое сообщение?

Толкая какой-то ящик перед собой, я подполз к ближайшей станции, чуть отжал люк выходного порта. Кажется, желанный пункт «Б».

Дожал люк выходного порта, который потерял автоблокировку из-за падения напряжения. Вначале просто выглянул, а поскольку никого поблизости, то и двинул наружу. Магнитопровод здесь проходил где-то на высоте двух метров от палубы, и к порту примыкал пандус, по которому скатывались или съезжали вылетающие из трубы грузы.

Будучи скорее круглым, чем квадратным, я съехал по пандусу и, перво-наперво, схоронился под ним. Теперь можно было и осмотреться, и принюхаться. По пандусу съехала и Шайна – быстро затащил ее в свое укрытие, на всякий случай зажав ей говорливый рот.

Она стилизованно округлила глаза, будто встретилась с насильником, а я кивнул в нужную сторону.

У панели со символьным изображением спасательной капсулы появились люди, пятеро в комбинезонах технической службы.

– Сколько времени требуется на подготовку капсулы к старту и ввод полетного задания? – шепнул я.
– Не более двух минут.
– Они у тебя есть. Я оттягиваю эту публику на себя, ты двигаешь в стартовый шлюз.
– А ты?
– Ты же знаешь, что я заражен. Исходи из этого, я остаюсь здесь. Прощай, целоваться не будем.

Собственно я понял, что заражен за какое-то мгновение до того, как это сказал. А она, видимо, несколько пораньше, может даже и пробу взяла, капельку моего пота например. Поэтому не удивилась. Отдала мне свой короткоствол и спросила:

– Ты меня ненавидишь, Ник?
– Невозможно ненавидеть биоробота, функциональный элемент корпорации «Де Немур», который, конечно же, «просто делает свою работу». Ты даже не можешь быть заражена, потому что твоя кровь насыщена наноботами, заточенными на истребление любых инородных тел, попавших внутрь. Но ты меня запомнишь, и когда наступит самый важный момент, поступишь совсем не так, как корпоративный биотех.

Мы, собственно, впервые за это время по-настоящему встретились взглядами, соединились ими.

– Почему не так, Ник? Если моя кровь насыщена нанопротекторами, то и мозг заблокирован психопрограммами от «Де Немур». Вдруг я просто использовала тебя, чтобы выкарабкаться...
– Ты бы выкарабкалась и без меня. Вначале ты хотела остановить мое расследование, а потом сама пробила какую-то завесу; со мной ты хотела узнать, есть ли какой-то другой вариант существования.

Когда она забралась в капсулу, у меня даже не было времени, чтобы посмотреть на ее старт. Те люди-нелюди были уже рядом. Я их чувствовал. Точнее, чувствовал ту дрянь, что внутри них. Потому что эта дрянь плазмодиевая была и внутри меня, только я ее еще контролировал. Чувствовал как волны мути, как потоки кислоты, перетекающей из невидимых сосудов левиафана в мои артерии…

Из короткоствола промазал – безрезультатно разлетелась термоинъекционка бенгальскими огоньками, потому что противники двигались быстрее, чем я думал. Это был последний боеприпас в рожке TAR-200. Из хеклер-коха успокоил только двоих, а потом оружие вылетело у меня из рук как птица. Точнее, невидимый аркан утащил его прямо к оппоненту. Момент неприятный, но я вовремя заметил и подхватил штангу с антенной радиотехнической системы, которую так и не вывели на наружную обшивку станции. Увесистая, вроде булавы...

Винтовка перекочевала в руки противника, только я уже был рядом; штангой отклонил ствол, который в итоге плюнул свинцом на переборку, оставив от микросхемной краски кучку светящихся пятен. Другим концом штанги выключил трансформанта, достав его голову. Он упал и рефлекторно «расстегнулся», выбросив поток слизи.

Двое оставшихся вроде как в чехарду сыграли. Один, оттолкнувшись от спины товарища – а они там все друзья, не разлей водой – оказался в прыжке надо мной. Представь, тварюга падает на тебя, а у нее в полете расстегиваются челюсть, грудь, живот…

Успел воткнуть свою антенну в распахнутый зев и перекинуть этого господина через себя. Антенну он втянул, но поперхнулся и перестал вредить – бессильно сходились и расходились клещи, получившиеся из бывшей нижней челюсти и грудной кости. Перед последним противником я как бы совсем безоружным был. Был бы, если б не толкнул на него тележку, такую низенькую, на которых обычно выкатывают скафандры к терминалу. И финальным аккордом выпихнул его в стартовый шлюз неисправной капсулы…

Справа от батареи капсул была пультовая. Не успел там открыть доступ к кибероболочке станции, как Зельда соединилась со мной через аудиоинтерфейс. Видимо, она уже успешно пропутешествовала по всем закоулкам «Юпитера-12», если точнее его цифрового двойника.

– Сударь мой, второй контур у силовой установки по-прежнему разомкнут, неумолимо нарастает давление пара во втором и третьем отсеках, по пятьдесят миллибар за минуту, – надо ж, она и стиль выбрала печально-торжественный, под стать моменту.
– Милая, у тебя есть доступ к к маневровым двигателям?
– Теперь есть, я расшифровала все низкоуровневые команды подсистемы ориентации.
– Начинай перевод станции на более низкую орбиту.
– Предельная высота?
– Предельной высоты нет, роняй станцию на Юпитер.
– Вы погибнете. Я этого не хочу, – похоже, она включила эмоциональную матрицу.
– Нет, весь я не умру.
– Вы серьезно?
– Да уж какие шутки сейчас. Зуб даю.
– Хорошо, исполняю.

Так, что у нас с исполнение последних желаний? Кубинская сигара, бутылка голландского джина из запасов сенатора Горовица. И, кажется, я действительно верю, что не весь… Меня ждет мать, которую я так давно не видел, её убила озеревшая толпа свидомых тридцать три года назад в некогда славном городе на берегу Черного моря; меня ждут мои товарищи по Черноморскому флоту, которых я утратил в боевых операциях… Мне там не будет одиноко.


8. Европа. Подарок с Юпитера

Тело капитана Трофимова осталось на станции. С этим ничего нельзя было поделать. (Наверняка командир в последний момент пожалел, да и я вместе с ним, что не погиб от пули в настоящем бою, вроде того, когда мы освобождали Херсон.) А Лучко на третий день уже ходил, хотя до того мы с ним намучились страшно; приходилось его таскать на буксире, да еще вместе с блоком жизнеобеспечения.

Если честно, соскучился я за время «командировки» по нормальному отдыху в своем ИВМ «индивидуальном воинском модуле», который, впрочем, злые люди обзывают «индивидуальным воинским захоронением». Это и в самом деле цилиндр длиной два с половиной метра и диаметром один метр. Но зато к наружному разъему своего боди-коннектора можно подсоединить игровой софт, принять душ (сухой), применив мочалку-грязеедку, воспользоваться человеческом туалетом (правда очень маленьким и выдвижным).

И не прошло и получаса блаженства в родном модуле, как в ухо вторгся пронзительный Вейланд.

– Подъем, Корнеев, получили «подарочек» с Юпитера.

И снова – в лед. Вгрызаемся, разгребаем. Через час нашли по маяку тот самый «подарочек». Это была спасательная космическая капсула модели S8, внутри живой объект. Посадка её не оказалась слишком мягкой, капсула бахнула о твердый поверхностный лед, проехала по нему метров двести, провалилась в трещину, потом еще ушла на десять метров в рыхлый лёд. Не мудрено, что живой объект (точнее, женщина) потерял сознание.

Открывать аппарат какое-то время мы боялись, вдруг у нее разгерметизирован скафандр? Но потом поняли, другого-то выхода нет – регенератор кислорода в капсуле отсутствует, мембранный накопитель наружнего кислорода тоже, индивидуальный дыхательный аппарат имеет запас на 5-6 часов… Скафандр у живого объекта оказался в норме. Вейланд вколол даме прямо через оболочку коктейль из абзимов [2], прошелся вдоль тела (снабженного приятными выпуклостями) рогаткой медсканера, который мы сняли с робохирурга на «Европе-1». Вроде обошлось без крупных повреждений и ушиба мозга тоже; начинки из пузырей и ниток, скорее всего, нет. А при сотрясении, контузии и небольших внутренних кровоизлияниях поможет наш коктейль.

Дальше вставал вопрос, что с ней делать? В обычных условиях она не должна была нас увидеть, чтобы затем не «засветить». Но уйдем мы – даме верные кранты; даже если её засекли пеленгаторы какого-нибудь борта, то спасатели прибудут не раньше, чем через пару недель. В самой системе Юпитера нет сейчас ни транспортов, ни научных кораблей, ни военных бортов; ооновская база на Каллисто не обладает собственным флотом; «Доннар» еще ни разу никому не оказывал помощь, да и похоже, что сейчас он в ауте. Мы находились в необычных условиях, в уравнении имелось несколько неизвестных и вместе с этой мадам можно было потерять важную информацию. Получается, мы должны вступить с ней в контакт, но вынуждены исключить ее возможные контакты с внешним миром.

Пока что отправили ее в жилой модуль, которым раньше пользовался Трофимов, конечно, заблокировав снаружи. Оставили канал звуковой связи. Канал должен был переключаться на каждого из нас по очереди.

Только заснул, как ко мне в ухо проник ее голос; быстро она очухалась, а может вообще только притворялась бессознательной до выяснения ситуации. Едва себя сдержал, чтоб не матюкнуться. А тут еще и программный переводчик подключился.

– Где я? Кто-нибудь слышит меня? – голос был со страхом и звенел.
– Кто-нибудь слышит. Вы примерно там же, где и я. В безопасности, в уюте. Это не то, что висеть на крюке в каком-нибудь ледяном колодце и еще пытаться дрыхнуть. Короче, женщина, дайте поспать…
– Кому? Я вас не вижу. Кто вы?
– Вопрос не существенный. Еда у вас есть, питье и туалет, кстати. У него пользовательский интерфейс удобный, умный, если что, переспросит насчет типа нужды. Ну так как, спокойной ночи?
– Кажется, догадываюсь, где я и кто вы. Вы уже побывали на станции «Европа-1»?

Я помедлил. Но чего скрывать? Контактов с чужими у нее не будет, железно.

– Побывали.
– И как там?
– Плохо. Мы потеряли одного. Очень хорошего мужика. А там трупы, нелюди и какая-то гадость, которая умеет не только проникать в людей, но и трансформировать их. В общем, ни одного нормального человека, хотя северных атлантистов я никогда за нормальных и не считал; понтов много, а за чужой счёт всегда проедутся. Один говорливый труп нам признался, что сам завез эту гадость, которая вроде плазмодий называется, и создал ей «режим наибольшего благоприятствования». Мы этот «режим» на себе хорошо прочувствовали. А фамилия его была – Бойе.
– Мне надо поговорить с вашим командиром, – голос ее уже обрел решительность.
– Погиб командир, сейчас я при его обязанностях.
– Как к вам обращаться?
– Хотя бы… Зяблик. Это не позывной, а детская кличка.
– Послушайте, э…. Зяблик. Первая фаза шизогонии… размножения этого существа происходит в океане Европы, носителем является…, – она стала подбирать слова, а я помог:
– Знаем, видели, е-медуза, еще Лю Шао её ущипнул, перепутав с женой Наташей Костиной. А как к вам обращаться, гражданка?
– Золотце, – это она уже по-русски сказала. – Я знаю ваш язык от матери. Так она меня называла. Я хочу от вас…
– Так, Золотце, раз вы очухались и заговорили. Сперва будете отвечать на наши вопросы, а потом уже разглагольствовать и что-то хотеть от нас. Имя, фамилия, гражданство, профессия, должность, место работы, организация, с какой целью прибыли на Европу. Отвечать на вопросы быстро, иначе туалет заработает в обратную сторону.

Эти мои слова оказались некоторой неожиданностью для собеседницы. Она даже умолкла. А потом заговорила, подхихикивая от смущения.

– О, Зяблик включил металл в голосе. Подождите с туалетом, пожалуйста. Уже отвечаю. Шайна Гольд, Североатлантический союз, ксенобиолог, старший астронавт-исследователь, орбитальная станция «Юпитер-12», биолаборатория № 7, исследовательское подразделение корпорации «Де Немур». Прибыла на Европу с целью спастись от биологической опасности, угрожающей жизни и здоровью на вышеупомянутой орбитальной станции. Сама – не заражена; вы, наверное, и сами уже в этом убедились. Всё, угроза туалетом миновала?
– Но не до конца. Вы знали Лорана Бойе? Напоминаю, мне надо говорить правду.

На этот раз она прилично подумала, прежде чем ответить.

– Да, он был научным руководителем нашей миссии.
– И он был сраным ублюдком, наследником генерала Исии из изуверского отряда «731», которого америкосы пригрели и обучились у него всяким художествам… На мой взгляд, целью Бойе было получить какой-то паршивый организм, способный играть роль абсолютного оружия и преобразовывать человека в нелюдь. Может, конечно, у вас там все научные руководители такие... А, сдается мне, именно вас, госпожа Золотце, он упоминал в своей посмертной речи; мол, есть способный на многое сотрудник на «Юпитере-12». И почему я должен доверять вам?

Опять тягостное молчание. Наконец она выдавила:

– У вас какое звание?
– В данных условиях и старлей является первым после Бога.
– Хорошо хоть не сержант. Вы меня убьете? – голос немного завибрировал, струнка страха снова почувствовалась. Неохота ее, блин, успокаивать, но ведь сейчас еще наделает в трусы. Знаю, что это за напасть, если вдалеке от Земли; было однажды такое, правда не от страха, а от испортившегося пайка.
– Хотели бы убить, то уже бы. Вам, Золотце, помогло чужое несчастье, если б не освободился этот ИВМ, мы бы просто допросили вас и оставили одну – с тем запасом кислорода и энергии, который у вас есть.
– Шесть часов и всё… Хорошо, я была в курсе, что Бойе проводит опасный эксперимент; можно сказать, сама участвовала в нем. Но, поймите, Зяблик, мы отрабатывали выделенные нам деньги, на чистую науку уже давно никто ничего не дает, всем управляют серьезные денежные мешки, которым нужен конкретный результат, дающий прибыль.
– Учитывая, что эти же мешки управляют Капитолием и Белым Домом, то каковы выводы? Переходите на сторону простого народа.
– И преподавайте биологию в школе для тупых... Это была действительно интересная научная задача – включить у живого существа спящий вариант эволюции, сделать невидимое видимым. Бойе, конечно, не хотел выпускать плазмодия в естественную среду, но проникающие способности этого организма явно недооценил.
– Ага, хорошо звучит – недооценил. Всё у вас легко, Золотце, исторически уже так сложилось; вы там бабки отрабатываете или зарабатываете, чтобы был конкретный результат с немалой прибылью, а вокруг негры какие-нибудь мрут от вашей «недооценки». Короче, скотина Бойе знал о нас, и хотел на нашей группе свое достижение опробовать.

Ее голос сейчас был мягок, с извиняющимися нотками.

– Я догадываюсь, Зяблик, что у вашей группы совсем другие задачи, чем у моего покойного шефа. Я знаю, как остановить шизогонию плазмодия на первой же стадии, когда его носителями являются е-медузы. У меня с собой…
– У вас с собой ничего не было. Или мне показалось? Мы не могли обыскивать в естественной среде Европы женщину, находящуюся без сознания.
– Спасибо. С собой действительно не было. Механохимический фабрикатор – в который встроена куча наноактуаторов, штаммы плазмодия, необходимые для разработок, а также образцы плазмоцида остались в капсуле.

Врёт не врёт? И зачем ей врать нам? Погибнем мы и ей кранты тоже. Если, конечно, её не ведут дружки, расположенные не столь далеко.

– Тогда мы немедленно отправимся к капсуле, пока ее не затерло льдами.

Через полчаса двинулись в путь, а пошли уже вторые сутки моего бодрствования. Я принял третью предельную пилюлю «спиди», на базе остались только Вася Лучко и сама Гольд, которая оказалась слишком слабой для вылазки. Я велел встроенному диагностеру ИВМ померить ей пульс и всё такое – вроде не симулирует.

Нашли мы капсулу не сразу, хотя ее маяк был по-прежнему включен. Сейчас она была много ниже чем при первой встрече, под ней обвалился лёд; это отметился очередной приливный горб.

Капсула сейчас находилась в большой пустоте, можно сказать, в ледяном «зале» с многочисленными отходящими «коридорами». Поскольку она клюнула носом вниз, то её хвост с прокопченными дюзами жалобно торчал вверх.

Хорошо, что у этих штук нет автоматического внутреннего запирания. Отвернул ключи на люке и вот открылась кабина, за ней небольшой грузовой отсек, которым мы при первой встрече не заинтересовались. Там батарея биочипов-бутербродов, где на нанокристаллическую подложку ложится нуклеотидная матрица, а на неё, комплиментарно, биообразец. Вейланд стал осторожно вытаскивать чипы, попутно заметив, что половина из них разбита.

Неладное я заподозрил поздновато. В «зале» было немало типичных ледяных сферических образований, прозываемых в народе «прыщи» – это те, что в хаотическом порядке оснащают пустоты в европейском льду. Вот они-то и задвигались, ссыпая искристую крошку. Из «прыщей» стали появляться «местные жители», выходя заодно из скрученного состояния. Покрытые изморозью волосы, затянутое густой белесой плесенью лицо и туловище с синей толстой кожей, прилипшей к костям. Снежные короли и королевы, как они есть.

Они жили в диком холоде и практически бескислородной атмосфере Европы без скафандра.

Теперь догадайся сам, что тут случилось. В спасательной капсуле находился особо инвазивный штамм плазмодия, способный паразитировать на людях, не убивая их, но трансформируя в особи, способные существовать даже в естественной среде Европы.

Эти экс-люди были с «Европы-1» – на некоторых сохранились остатки форменной одежды. Новый штамм, похоже, притянул их в «зал», используя неизвестную нам сигнальную систему – объяснения про квантовую телепортацию я послушаю потом, если выживу. Почти сразу выяснилось, что особи обладают невероятной подвижностью, живучестью и агрессивностью, настоящие машины для убийства.

Они выпрыгивали из этих «прыщей» сразу на несколько метров, словно цепляясь невидимыми нитями за свод «зала». Никитский пропорол одного из трансформантов очередью из своего АК-40. Пули лепесткового типа – суровая штука, сейчас я видел дырки и гейзер из мгновенно замерзающих потрохов. Но особь продолжила движение, как ни в чем не бывало. Слева и справа от меня оказалось двое из тех перцев; летели ко мне во весь опор, но при том зигзагами, так что не попал я в них. Но упал и откатился, пропустив тварей над собой. И как следует вломил обоим люком капсулы. Казалось бы достаточно для завершения приятной беседы. Однако нокаута не получилось, и отвертеться от них тоже.

Вскочив, как ни в чем не бывало, они снова бросились на меня; очередь, выпущенная в упор, отбросила их на лёд, но они всё еще играли мышцами, будто собираясь встать, и из дырок ничего не текло. Может, потому что калибр у моего ППК мелковат … А потом не встали, но быстренько поползли в стороны, за торосы.

Заманила нас помощница Бойе, подставила, станем мы из-за Золотца трупами и следующими бодренькими носителями этого сраного плазмодия.

И тут я увидел ее, легка на помине – появилась из третьего верхнего «коридора» нашей пещеры ужасов. В руках автоматическая винтовка приличного калибра 12,7 мм, пара магазинов скреплены скотчем. Выходит, мы облажались; у Трофимова в ИВМ ствол имелся, хотя по уставу положено в отдельном модуле, чтобы случайно не отстрелить себе яйца. Готов убить себя за это, вот я десантура тупая.

И что, работать на упреждение? Я уже взял Гольд на прицел. А она выпустила длинную очередь, как обычно поступают новички; только не по нам, а по этим упырям. И с чудодейственной эффективностью.

Когда Гольд накрыла тех двух трансформантов, что занимались мной, они прямо-таки лопнули – брызжет желто-зеленая дрянь во все стороны, гемолимфа или как там это называется? Жидкая, сущий антифриз! Тело, подрыгавшись, падает, из него с фонтанами лезет червивая гадость. Из живота или места разрыва грудной кости, или из прорехи между ребер выруливает метровая спирохета. Но не успевает далеко уползти, пару раз изгибается, сворачивается и никаких уже прыжков. Окочуривается, что ли. Дополнительно обезвреживать уже не требуется.

Всё сборище трансформантов заскучало, включая тех, кто не был прошит пулями; словно сработала сигнальная система на тему: «Усё пропало». И Вейланд с Никитским из своих АК-40 крошили уже тех, кто явно отправлялся на скамейку запасных – пришлось даже рявкнуть на них, чтобы берегли боеприпасы .

Заправляя винтовку на спину, ко мне подошла Шайна Гольд.

– Так, что оставалось в капсуле? – спросил я, не торопясь убрать ствол.
– Штамм плазмодия, способный паразитировать на людях, не убивая их, но трансформируя в тварей, способных заселить Европу. Представьте, Зяблик, уровень трансформации; внутри трансформантов незамерзающая поливода – из неограниченного множества молекул воды, сцепленных водородными связями и, так сказать, сшитых квазичастицами– экситонами. Кстати, еще ваш Перелогов заметил поливоду в атмосфере Юпитере – а она верный признак плазмодия…
– И поэтому его убрали. Ваши начальники.
– Я не могла отказаться от задания, тогда вместо меня привезли бы делать эту работу Киршенмайера, а это, действительно, наследник доктора Менгеле... Да, я знала, к чему всё идет на «Юпитере-12», исходя из ситуации на «Европе-1» и «Доннаре», персонал которых стал гнездовьем для шизонтов первого и второго поколений. Но остановить что-либо было не в моих силах. Да я и не видела никакой необходимости останавливать.
– И что же способствовало вашему просветлению, Золотце, если не секрет?

Она покачала головой и голос ее как-то изменился, потерял звонкость.

– Один человек на станции «Юпитер-12», Николай Келин, из ваших, кстати. Он назвал меня биороботом. Но спас мне жизнь и поэтому я сделала еще кое-что, сверх задания.
– Келин, фамилия знакомая. По-моему, гидроакустик был такой на БПК «Стерегущий», правда уволился давно. Да, точно Коля, капитан-лейтенант… И что за хрень вы сделали сверх того задания?
– Плазмоцид. Он был подготовлен мной для использования в емкостных боеприпасах еще на «Юпитере-12».
– Но у вас с собой его не было, откуда тогда он появился?
– Был. Внутри – в моей крови, по сути это тот же самый паразит, только настроенный на убийство своего родителя. И вашему товарищу сейчас ничего не угрожает, мой плазмоцид уже полностью очистил его организм.

Это она про Лучко, что ли? Как он только ее к себе в модуль впустил? Ну, пластун…

– Я не первый год стреляю из разных калибров, уверен, что плазмоцидом, да и вообще любым лекарством вот так покрошить не получится, – заметил я.
– Добавила еще поликсилина в смесь – для более быстрого воздействия. Ваш Лучко рецептом поделился. Он, если честно, немного быстрее вас соображает.

Поликсилин – это хорошая идея. Вася с дамочкой удачно придумали.

– И кто вы тогда? Миссис Джекил и мисс Хайд в одном флаконе?

Забрало ее шлема оказалось совсем рядом с моим, хотя было бы нормально слышно и со ста метров.

– Я не вполне человек, Зяблик; меня с детства готовили в «Де Немур» для работы в опасных биологических средах: наноботы-протекторы в крови, нейроинтерфейсы, вживленные в тело, психопрограммы, вшитые в нейронные цепи. И именно поэтому я не повела себя как обычный сотрудник «Де Немур», я смогла увидеть бездну.


Эпилог. Обеззараженная Европа

Включился звуковой канал.

– Так я остаюсь в вашей группе, командир? – спросила она.
– Не в нашей, а с нашей. Куда мы вас денем? Свои вас теперь обратно не возьмут, предали вы корпорацию «Де Немур» и весь мировой капитал впридачу. Формулу плазмоцида я уже передал в штаб, через полгода вас забирает транспортный борт, это очень скоро по здешним меркам. Будете потом жить в Подмосковье инкогнито, небогато, но с очистившейся совестью.
– А в гости зайти можно по этому поводу?
– Вообще-то ИВМ рассчитан на одного человека. Пойдемте лучше погуляем. Я вам покажу, Золотце, такое место под Юпитером, что вы даже не захотите отсюда улетать.

Когда мы уже стояли под европейским небом – небом, где чуть ли не половина занята элегантной тушей Юпитера – и почти что за руки держались, я спросил:

– А вообще мы их победили, эту заразу от «Де Немур»?
– Не знаю, но думаю, что вместе мы можем ее победить. Вы поняли – вместе со мной, – не без угрозы в голосе подытожила она.





_________________________
Примечания:
1. Стадия бесполого размножения в жизненном цикле паразитов
2. Молекулы, продукты нанофабрикации, сочетающие свойства энзимов и антител и способные адресно уничтожать патогенные факторы





_________________________________________

Об авторе: АЛЕКСАНДР ТЮРИН

Родился в Одессе. Дебютировал в фантастике повестью «Клетка для буйных» (1988, в соавт. с А. Щёголевым). Книжное издание повести было удостоено премии «Старт» как лучшее дебютное произведение 1991 года. Повесть «Сеть» (1991, в соавт. с А. Щёголевым) и роман «Каменный век» (1991) относятся к числу первых текстов русского киберпанка, где читатель встречается с концепциями взаимодействия человека и компьютерных сетей, с машинно-человеческими интерфейсами, цифровыми «двойниками» реальных объектов, эволюционизирующей «цифровой жизнью».
В 2010-м удостоен международной премии «Бронзовый Икар» с формулировкой «яркому, самобытному писателю, стоявшему у истоков "русского киберпанка" и в течение долгих лет хранящему верность канонам научной фантастики». Также Александр Тюрин — автор книги «Русские – успешный народ. Как прирастала русская земля» (2012), посвященную русской земледельческой колонизации.




Поделиться публикацией:
364
Опубликовано 09 мар 2017

© 2016-2017 Континуум Правовая информация /
ВХОД НА САЙТ